• Наша компания Гармония Сада предлагает услуги по предоставлению систем туманообразования.

Patrino

Patro

Мигдаль Times

Семья Заменхоф. (перевод с польского.
Печатается с сокращениями)


В мире существует свыше трехсот искусственных языков. Некоторые из них -
например "идо" и "воляпюк" - имеют солидную столетнюю историю, некоторым,
как например, созданному в Одессе, "уропи" лет 15 от роду. Но ни один из
этих языков не может сравниться по популярности с языком "эсперанто",
придуманным доктором Лейзером (Людвиком) Заменхофом. Этот язык исключительно
прост - 16 правил и ни одного исключения! И именно эсперанто, единственный
из искусственных языков, сумел зажить нормальной "языковой" жизнью.

В начале августа увидела свет повесть Софьи Банет-Форналовой "La Familio
Zamenhof" ("Семья Заменхоф"). Это довольно обширный труд - 226 страниц с
фотографиями семьи Заменхоф, в большинстве своем ранее не публиковавшимися.
Написан он на эсперанто и издан престижным швейцарским эсперантистским
издательством Kooperativo de Literatura Foiro. Мы предлагаем вашему вниманию
интервью Софьи Банет-Фоналовой с корреспондентом польского журнала "Слово
жидовске" ("Еврейское слово") Марией Баум.

- Пани Софья, это ваша первая публикация по истории эсперанто?

- Нет. Эта работа по истории эперанто уже третья по счету. Первая была
посвящена истории эсперантистского театра, а вторая - истории движения
эсперантистов в Белостоке - городе, где родился создатель языка, доктор
Людвик Заменхоф. Таким образом, "Семья Заменхоф" - это моя третья и, на
данный момент, последняя публикация. А вообще-то, у меня еще есть работы по
проблемам еврейской культуры, а также о цыганах, масонах и других группах,
относительно которых существуют устойчивые отрицательные стереотипы.

- Почему вы решили поднять эту тему (имеется в виду история семьи Заменхоф),
и на кого рассчитана ваша работа?


- Людвик Заменхоф широко известен во всем мире,.и в этом нет ничего
удивительного - ведь он создал в 1887 году международный язык "эсперанто",
который до сих пор служит делу сближения разных народов и устранению
ксенофобских заблуждений. Важно также вспомнить, что в распространении
эсперанто принимала участие интеллигенция разных стран, например, польские
профессора Б. Дубовский, Ж.-Н Бодуэн де Куртенэ, Т. Котарбинский, З.
Клеменшевич. Эсперантистская культура очень богата, в частности, в этом году
в Тель-Авиве прошел очередной всемирный конгресс эсперантистов...

А начало всему этому дал скромный и гениальный варшавский окулист-идеалист
(так в тексте - прим. ред) - доктор Людвик Заменхоф. О нем написано
несколько монографий, однако до сих пор недостаточное внимание уделялось его
семье. А ведь это была семья исключительная - образованная, космополитичная
в самом лучшем смысле этого слова и одновременно неразрывно связанная с
еврейской традицией и культурой.

Отец Людвика - Маркус Заменхоф, как и его дядя Йозеф, были полиглотами -
учителями языков, знатоками литературы. Маркус Заменхоф был выдающимся
педагогом, а также автором учебников по русскому и немецкому языкам и
разговорников на 5 языках.

Дети в этой семье росли среди высоких интеллектуальных и моральных
принципов. Многие Заменхофы были новаторами в своих специальностях, в
основном медицинских, но все они, без исключения, отличались высокими
моральными качествами и соучастием к ближним.

Вся семья помогала Людвику в реализации поставленной им цели, то есть в
распространении эсперанто и идей, с ним связанных. Эти идеи были очерчены в
его сочинении "Homoranismo", названном по аналогии с "гиллелизмом", так
тогда называлась философия рабби Гилелля, одного из величайших еврейских
мудрецов. Леон и Феликс Заменхофы - братья Людвика - были поэтами и
переводили польских авторов на эсперанто. Это кстати, был великолепный
способ популяризации польской литературы, поскольку Польша, входя в состав
Российской империи, не имела на тот момент для этого возможностей.
Выдающимися эсперантистами были также дети доктора Людвика - Адам и Софья, а
особенно Лидия, которая в отличие от всей остальной семьи, не получила
медицинского образования, став юристом. Она не работала по специальности, а
все силы отдала продолжению дела отца. Лидия была выдающейся учительницей
эсперанто, обучавшей людей во многих странах Европы и даже в Соединенных
Штатах, а также талантливой публицисткой и переводчицей на эсперанто. В
числе переведенных ею авторов - Болеслав Прус и Генрик Сенкевич.

- Как писалась эта книга, и откуда брались для нее материалы?

- Сбор материалов был делом нелегким. Дело в том, что в огне Катастрофы
вместе с миллионами евреев погибли и предметы материальные. В некоторых
случай трудно было установить довольно простые факты, касающиеся семьи
Заменхоф. Опиралась я в основном на материалы, найденные в довольно
разрозненных эсперантистских архивах, в исторических трудах, а также в
произведениях эсперантистов. Данные эти, конечно же, касаются тех
Заменхофов, которые принадлежали движению эсперанто. В описании их личностей
мне помогало творчество этих людей: статьи, эссе, стихи, малые драматические
формы и даже выступления на различных собраниях эсперантистов. Кроме того,
братья Людвика - Хенрик, Леон и Александр, а также его сын Адам - были
выдающимися лекторами и докторами, заслужившими уважение окружающих на своем
профессиональном поприще и немало публиковавшихся также в медицинских
изданиях.

Нелегко было увидеться с потомками Заменхофов, ныне разбросанными по всему
свету. Большая часть семьи сгинула в огне Катастрофы, некоторые погибли в
Советском Союзе. Удалось, правда, мне связаться с дочкой Феликса и сыном
Хенрика - братьев Людвика, а также с внуком Феликса и внучками сестры
Людвика - Августы через его брата Леона. К сожаленью, от них мало что
удалось узнать. В процессе подготовки книги познакомилась я и с внуком
доктора Людвика Заменхофа - доктором Залески-Заменхоф, который только из
книги узнал многое о своей семье.

В тоже время, со стороны Заменхофов я встретила полную поддержку и
заинтересованность в моей работе, а некоторые из них воспоминаний обогатили
имеющийся материал.

- Но, к сожаленью, книга не всем доступна в плане языковом. Что может в ней
заинтересовать человека, не владеющего эсперанто?

- В книге помещены биограммы различных представителей семьи, информация о ее
членах, а также о их вкладе в профессиональную области и в движение
эсперанто. Есть и генеалогическое древо семьи.

Между прочим, в послесловии профессор Джорджио Сильфер, известный
интеллектуал, писатель, эсперантолог, человек, весьма известный в мировом
эсперанто-движении, написал, что из 6 миллионов погибших в Катастрофе евреев
только 2 миллиона имен осталось увековеченными в Зале Памяти музея Яд Ва-Шем
в Иерусалиме. И если бы не эта книга, то большую часть семьи Заменхоф
постигла бы участь тех 4 миллионов безымянных погибших. Но благодаря языку,
созданному доктором Людвиком Заменхофом, языку, на котором написана эта
книга, они обрели имя и память.

- Вы собираетесь перевести эту книгу на другие языки, например, на польский?

- Вряд ли. Это не был бы перевод в привычном смысле этого слова.
Потребовалась бы полная переработка текста. Большую часть книги пришлось бы
написать заново, изменить акценты; выделить те части, которые бы
заинтересовали польских, а особенно - еврейских читателей. Наверное, у меня
не хватит на это сил.

- Спасибо за беседу.

Редакция посчитала интересным этот материал еще по одно причине: доктор
Заменхоф родился в Белостоке, но значительная часть его жизни прошла в
Одессе. Кроме того, во дворе дома под номером 3 по улице Дерибасовской
находится единственный в мире памятник создателю языка эсперанто - доктору
Людвику Заменхофу


Мигдаль Times N 5 декабрь 2000, кислев 5761

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра "Мигдаль", Одесса