Регулятор температуры для котла

Н.Ф.Дановский. Вводное слово в искусство перевода


ПРИМЕРЫ ПЕРЕВОДА РАЗЛИЧНЫХ ФРАЗ-ФРАГМЕНТОВ

Само собою разумеется, очень часто встречаются случаи, когда все слова языка Р имеются в словаре языка Э. А главное, все эти слова имеют в точности тот же смысл и то же значение, как в одиночку, так и со своими локтевыми связями. Если переводчик набрел на такую счастливую "жилу", то на таком предложении он может отдохнуть. Ему остается лишь хорошо расположить все слова в группы, чтобы смысл воспринимался непосредственно без необходимости для читателя или слушателя еще что-то в уме переставлять и согласовывать. Особенности Эсперанто (почти полное отсутствие флексий) дают возможность только при ясном составе и четком расположении групп в предложении достичь легкости восприятия и ясности смысла. Обо всем этом еще будет более подробная речь в последней главе.

Что же предопределяет такую необычайную возможность практически дословного перевода, против которого металось и мечется столько громов и молний на всех уровнях переводческих исканий, регламентов и находок?

Это определяется прежде всего базовой простой и однозначной (моносемантичной) лексикой, которая в своем большинстве присуща конкретным объектам, главным образом реалиям, и простейшим общеизвестным абстракциям, имеющимся во всех языках. Это можно назвать чисто формальным явлением или примитивным случаем простого лобового фразеологического соответствия. Вот пример из "Крейцеровой сонаты" Л.Н.Толстого:

В вагон входили и выходили едущие на короткие расстояния, но трое ехало, как и я, с самого места отхода поезда: некрасивая и немолодая дама, курящая, с измученным лицом, в полумужском пальто, ее знакомый, разговорчивый человек лет сорока, с аккуратными новыми вещами, и еще державшийся особняком небольшого роста господин с порывистыми движениями, еще не старый, но с очевидно преждевременно поседевшими курчавыми волосами и с необыкновенно блестящими глазами, перебегавшими с предмета на предмет. En la vagonon eniris kaj eliris veturantoj al mallongaj distancoj, sed triopo veturis samkiel mi ekde la starta loko mem de la trajno: nebela kaj nejuna damo, fumanta, kun elturmentita vizagho, en duonvira palto, shia konatulo, parolema homo, chirkaukvardekjara, kun akurataj novaj ajhoj, kaj ankorau unu tenanta sin izolite negrandkreska sinjoro kun impetaj movoj, ankorau ne maljuna, sed kun evidente antautempe grizighintaj krispaj haroj kaj kun neordinare brilantaj okuloj, transkurantaj rigarde de unu objekto al alia.

Но такая возможность почти автоматической замены слов языка №1 словами языка №2 встречается крайне редко. В большинстве случаев переводчик сталкивается с необходимостью сочетать и комбинировать все ему известные пути перевоплощения. В любом переводе любого предложения обычно переплетаются возможности лобового перевода с переводом, в котором все дело решают локтевые связи, когда группа слов замещается одним словом, одно слово приходится замещать группой, группу выражать совсем другой группой и т.д. Поэтому практический перевод всегда изобилует удлинениями, укорочениями из-за использования различных групповых соответствий, среди которых опытный переводчик лавирует, выбирая кратчайшие пути для того, чтобы выбраться на чистую воду. Поэтому наиболее "естественными" являются предложения, в которых имеются как "лобовые", так и "локтевые" компоненты. И поэтому дальнейший набор примеров представляет собой ряд предложений именно такого рода. А так как мы показали все основные типы предложений, дающих чисто лобовое соответствие, чисто групповое (локтевое) соответствие и различные виды смешанных, то в дальнейшем представляем ряд примеров, в которых читатель должен сам разобраться и определить, по какому пути выполнен тот или иной пример.

Все в ней (избе) было расставлено и навалено без толку. Chio en ghi estis starigita kaj jhetita senskrupule kvodlibete (brikabrake).

Мать сразу же взялась за уборку. La patrino tuje sin sharghis per ordigo kaj purigo.

Целый день она переставляла, скоблила, мыла, чистила. La tutan tagon shi movis ajhojn de unu loko al alia, chion skrapis, chion lavis, chion senkotigis.

И, когда к вечеру сторож принес вязанку дров, то, удивленный переменой и невиданной чистотой, он остановился и не пошел дальше порога. Kaj kiam al vespero la gardisto alportis faskon da ligno, do mirigita per aliighoj kaj nevidita pureco li haltis che la sojlo sen audaci (ne decidighinte) transpashi ghin.

Из чего только не выдумывали они мастерить игрушки (для елки). El kio-alio nur ne inventis ili majstradon de abiaj ornamajhoj!

Навертели пышных цветов. Rondvolvis paperajhojn en petalojn de pompaj floroj.

Уж на что хмур и нелюдим был сторож, а и тот, когда приносил дрова, подолгу останавливался у двери и дивился на их все новые и новые затеи. Kiom ajn malserena kaj mizantropa estis la gardisto, sed ech li, alportante lignon, longe sin retenis che la pordo kaj miris pri chiam pli kaj pli novaj iliaj elpensajhoj.

А мать и Чук задержались. Kaj la foresto de la patrino kaj Chuk ighis longa.

Пока искали, пока то да се, наступили сумерки. Dum ili serchis, dum pasis tio-alio, krepuskighis.

И чуть что хватала его за руку, как будто боялась, что вот-вот он опять куда-нибудь исчезнет. Kaj che ajna malcerto rapide (tuje) kaptis lin je brako, kvazau timante, ke li jen-jen denove ien malaperos.

С ветвями, которые расходились на концах, как звездочки. Kun branchoj, kies ekstremajhoj estis dispintighintaj kvazau steletoj (Kun branchoj, kies finajhoj estis kun dismetitaj fingroj, kvazau steletoj).

И откуда-то издалека донесся мелодичный звон. Kaj de iu malproksimo audighis melodia sonoro.

Пусть игрушки были не ахти какие нарядные. Estu la ornamajhoj ech ne superklase luksaj.

Ночью по деревне стоял такой запах теплого хлеба с румяной коркой и пригоревшими к донцу капустными листьями, что даже лисицы вылезли из нор, сидели на снегу, дрожали и тихонько скулили, соображая, как бы словчиться стащить у людей кусочек этого чудесного хлеба. Nokte tra la vilagho disflarighis tia aromo de la varma pano kun rughe-bruna krusto kaj brasikaj folioj, albakighintaj al la suba surfaco, ke ech vulpoj alkuris el siaj hejmtruoj, sidis sur negho, tremis kaj softe lamentis, pripensante friponan artifikon por forporti de homoj almenau peceton da tiu mirakla pano.

Ветер гнал по синему небу рыхлые тучи, не давал им ни на минуту перевести дух, и потому по земле неслись вперемешку то холодные тени, то горячие солнечные пятна. La vento pelis lau la blua chielo lozajn nubojn, ne lasis al ili ech minuton por respiri pro anhelo, kaj tial alterne glitis surtere jen malvarmaj ondoj, jen ardaj sunaj makuloj.

На мерцающей воде не было ни одной точки, за которую мог бы зацепиться глаз. Sur la akvo plena de rebriloj, estis neniu punkto, kiu povus alfiksi rigardon.

С ровным гулом катилась, сверкая фарфоровыми зелеными искрами, некрупная зыбь. Kun monotona mugho rulighis, flagrante per fosforeskaj verdak rebriloj modera hulo.

Наплывало удушье, и с ним чувство полного безразличия к тому, что будет дальше. Estis alfluanta sufokigho kaj kun ghi la sento de plena indiferenteco al la okazonto.

Сладкое щемящее чувство высоты, пространства и полета пронзило мальчика. Dolcha tenajlanta sento de alteco, spaco kaj flugo tralancis la knabon.

Вот он коснулся цветка, отодвинул мелкий морщинистый лист, и тут неприметный колючий страж опять вонзил ему в руку свои шипы. Jen li tushis floron, movis flanken molan sulkoplenan folion, kaj sammomente nerimarkata gardanta pikulo ree enpinglis en lian manon siajn dornojn.

Комаров никому не давал спуску: он остановился и основательно высек камень крапивой. Komarov neniun lasis senrevengha: li haltis kaj kapitale skurghis la shtonon per la urtiko.

Хотя Комарову было столько же лет, сколько теленку месяцев, они могли считаться ровесниками. Kvankam Komarov estis tiomjara, kiomjara estis la bovido, ili povis esti konsiderataj samaghuloj.

В тот вечер погода стояла тихая, словно усталая после вчерашней едкой поземки. Tiuvespere dumis milda vetero, kvazau laca post antautaga roda neghoblovo.

Вот тут-то чуешь, когда многие тысячи народу-то ко мне приклонились, уже не сереньким воробушком, а сизым орлом я восчувствовал себя. Jen ghuste tiam, chu vi komprenas, kiam multaj miloj da homoj alanighis al mi, mi jam eksentis min ne griza pasero, sed ombromoshta aglo.

Все приведенные выше примеры фраз-фрагментов взяты из действительно практически выполненных переводов соответствующих произведений Б.Лавренева, К.Паустовского, В.Шишкова, А.Гайдара, Ю.Нагибина, в соответствии с изложенными выше правилами группой перевода художественной литературы Московского Интернационального Эсперанто-Клуба (МИЭК), в которой в разное время принимали участие тт. О.Бесчинская, М.Ганцевич, В.Грузинская, Н.Дашкевич, В.Демиров, И.Иванов, Н.Кинская, А.Мальм, Н.Мурниек, В.Острожникова, Е.Острожникова, Е.Попова, А.Прокопьева, Н.Радионова, Н.Чижевский, С.Шейко, А.Шенкман, О.Яновская и другие.


читать дальше
в оглавление