• Запчасти jawa узнать больше.

6.6. Логицизм и эмпиризм в натуралистической школе

Логицизм в натуралистической школе появляется в то же время и под воздействием тех же стимулов, что и соответствующее направление в автономной школе - его источником явились взгляды Лейбница на построение искусственного языка, вновь вошедшие в научный обиход после публикации указанных работ Кутюра 1901-1903 гг. Основателем логического направления в натуралистической школе стал Джузеппе Пеано (1858-1932), известный итальянский математик и один из творцов современной математической логики.

С 1894 по 1908 г. Пеано издавал в Турине «Формуляр математики» (Formulaire Mathematique), в котором разрабатывал символику математической логики; в 1901 г. он приступил к публикации еще одного периодического издания - «Математического журнала» (Revue de Mathematiques). В 1903 г. на страницах этого журнала и был опубликован впервые проект латино-сине-флексионе (латинский язык без флексий),* о котором в другой связи уже шла речь выше.

Представляют интерес мысли Пеано о соотношении математической символики, которую он называет идеографией, и искусственного языка (lingua artificiale или inter-lingua «интерязык»): «Вопрос об искусственном языке не имеет ничего общего с идеографией, которую мы приняли в "Формуляре математики". Идеография - это синтез; с помощью немногих исходных понятий, около десяти, она позволяет составить сложные понятия; таким образом, посредством идеографии мы можем теперь выразить всю математику, но и только математику. Искусственный язык - это анализ. Он позволяет разложить всякое понятие, содержащееся в общем языке, на другие более простые понятия». Если, заключает Пеано, синтез и анализ в будущем соединятся между собой, подобно двум отрезкам туннеля, прорываемого с разных стороны, то мы поручим философский язык, о котором мечтал Лейбниц.* Таким образом, с точки зрения Пеано, математика и «общий» (т. е. обыденный) язык - это как бы две разъятые половины единого целого, стремящегося к будущему объединению.

Математический подход к построению латино-сине-флексионе по-разному проявляет себя в лексике, орфографии и грамматике. В лексике он приводит к формализации правил соответствия между латино-сине-флексионе и ее источником - латинским языком. Относящиеся сюда правила выражаются следующим образом: если латинское существительное в родительном падеже оканчивается на -ае, -i, -us, -ei, -is, то в латино-сине-флексионе оно получает окончания соответственно -а, -о, -u, -е, -е. Таким образом, комплектование словаря латино-сине-флексионе совершается автоматически: отправляясь от формы родительного падежа, указываемой в латинских словарях, всякий может самостоятельно произвести нужное ему слово латино-сине-флексионе. Так, лат. rosa «роза» (род. п. rosae) дает rosa, annus «год» (род. п. anni) - anno, liber «книга» (род. п. libri) - libro.

В орфографии латино-сине-флексионе следует произношению классической латыни без позиционного чтения букв (см. с. 38-39) и, следовательно, соблюдает логический принцип «1 буква = 1 звук».

Однако ни правила соответствия с латинскими праформами, ни правила упорядоченного чтения букв не касаются отношений между знаками и понятиями (и, следовательно, не затрагивают проблему языка и мышления). Эта проблема в латино-сине-флексионе возникает лишь в грамматической сфере, воплощаясь в учении Пеано о рациональной грамматике. Суть рациональной грамматики для Пеано состоит в возможно большем сокращении числа морфологических форм, а в идеале - и в полном устранении флективной морфологии. Выше уже было показано (с. 33), как проводится этот принцип: категория числа ликвидируется, так как числовые значения могут быть переданы и числительными; категория лица становится избыточной при употреблении личных местоимений; категория времени заменяется лексическими указателями типа «вчера», «завтра» и т. п. Можно сделать вывод, что ликвидация морфологических знаков происходит на основе применения логического принципа «1 знак = 1 понятие», требующей чтобы каждое понятие выражалось только одним знаком (число - числительным, лицо - личным местоимением и т. п.). Другие морфологические формы устраняются путе разложения обозначаемых ими понятий на более простые: так, причастие clamante «кричащий» разлагается по смыслу на que clama «который кричит» и в силу смысловой тождественности с последним является избыточным.

Разложение сложных грамматических понятий на боле простые служит для Пеано основанием для построения своеобразной языковой алгебры, позволяющей судить о взаимном соотношении грамматических понятий [38, с. 74-75]. Так, из равенства me vive = me es vivo = me habe vita (я живу = есть живой = я имею жизнь) следует, что глагол (V) эквививалентен сложению es с прилагательным (А) или habe с существительным (N):

V = es + A = habe + N.

Из равенства же que vive = vivo (который живет = живой) выводится формула

que + V = A,

откуда

que = A - V = -es.

Это означает, что союзное слово «который» (que) стоит в обратном отношении к глаголу «быть» (es): действительно «(человек) который есть живой» тождественно «(человек) живой», т. е. que и es взаимно уничтожаются:

que + es = 0.

Такого рода рассуждения, несомненно, весьма важны для анализа грамматических понятий, но они не могут стать базой для построения коммуникативно пригодного ПЯ, так как условия реального общения стимулируют не столько разложение сложных грамматических понятий на более простые сколько, наоборот, возможно более экономное обозначение комплексных понятий. Например, из двух возможных конструкций На улице показалась колонна поющих людей и Hа улице показалась колонна людей, которые пели говорящие обычно предпочтут первую, как более краткую, хотя и включающую «сложную» (по Пеано) причастную форму.

Натуралистические ПЯ более позднего времени, чем латино-сине-флексионе, принадлежат уже не к логическому, а к эмпирическому подтипу, не пытаясь следовать принципу «1 знак = 1 понятие». Эмпирические основы таких ПЯ, как окциденталь и интерлингва, особенно отчетливо проявляются в вопросе о варьировании корней и основ. Это варьирование, представленное в естественных языках-источниках, переносится и в структуру натуралистических ПЯ. Так, в языке интерлингва имеются пары:

catholic-o «католик» - catholic-ismo «католицизм» с чередованием звуков [k] - [ts],

rediger «редактировать» - redactor «редактор» с чередованием корней redig-/redact-,

informa-r «информировать» - informat-ion «информация» с наращением -t в конце второй основы.

Попытка свести такие чередования к определенной закономерности была сделана Э. де Валем (автором языка окциденталь) [см. «правило де Валя» в кн. 16, с. 63], однако она не получила общего признания среди сторонников натуралистической школы.


* См.: P e a n o G. I. De latino sine flexione. II. Principio de permanentia."- Ex "Revue de Mathematiques", t. 8, 1903. (Отдельный оттиск).

* См.: P e a n o G. Указ. соч., с. 10. Следует обратить внимание, что термины «синтез» и «анализ» употреблены здесь в ином смысле, чем у В. Оствальда и Е. Ф. Спиридовича (см. выше, с. 10).

<< >>